Freken.Bok
Чашечка кофе – поднять настроение. Пол-шоколадки – заесть невезение. Этот проверенный вкус горько-сладкий словно мне шепчет: «Все будет в порядке».
Я стояла на коленях возле общественного туалета ночного клуба, засунув два пальца в рот, тщетно пытаясь избавить организм от остатков алкоголя. Треть бутылки шейка после 4 стаканчиков вина была лишней. Желудок впитал все до единой капли и жег, словно в него залили бутылек чистого спирта. От темноты, тошноты и алкоголя у меня кружилась голова. Где-то позади меня стоял Сергей, терпеливо наблюдая за моими потугами. Желудок был пуст, он жег изнутри сильнее, чем стыд. В позе лотоса было удобнее, чем на коленях.
- Поднимись, простудишься, - донесся голос Сергея из-за моей спины. Во мне вспыхнул и потух порыв поспорить, летние ночи теплые, теплее, чем утро.
Я встала на ноги, и мир снова превратился в раскачивающуюся палубу. Единственной точкой опоры для затуманенного алкоголем сознания было горячее мужское тело, обтянутое майкой.
Нужно было выпить воды, в баре ночного клуба минералка стоила дорого, а мне не хотелось тратить лишних денег.
- Я пройдусь до ларька, - сообщила я теплому боку. Пьяный мозг воспринимал людей лишь частями, целое тело для него было много.
- Больше не пей.
От воспоминаний о запахе Рэво из желудка поднялась волна тошноты.
Он меня дождался, с терпеливой снисходительностью обнял за плечи. Мои знакомые на этот вечер, казалось, вызывают не больше интереса, чем дворняги у соседа во дворе.
У поликлиники мы сели передохнуть на лавочку, хотя я совсем не чувствовала усталости. С самого начала понятно было, у чему идет окончание знакомства, хотя остатки здравого смысла попискивали о нецелесообразности и лицемерии.
Сергей перетянул меня к себе на колени во время поцелуя. У него губы отдавали сигаретами и пивом, а я сравнивала его запах и тот, что поднимал во мне волну эмоций в трезвом состоянии. Мысли о измене не мешали наслаждаться процесом, хотя Сергей целовался по другому, он много использовал язык. Чаще, чем. Нервные окончания затрепетали от других ощущений - воспоминаний, я попыталась навязать другую манеру поцелуя. На границах моего сознания всплывали мысли о неправильности, они неприятно будоражили, не позволяя раствориться сознанию.
По дороге мимо поликлиники могли пройти люди. В парку - вряд-ли, слишком поздно.
Странно было раздеваться на лавочке, я закрывала лицо руками в призрачном смущении, больше пытаясь не запоминать события. Плевать мне было на публику. Сергей шептал себе под нос нежности, я просила его замолчать. Откинуть прочь первый опыт было не в моих силах.
В этот раз было менее больно, хотя я бы не отказалась повторить остроту ощущений.
Из лежачей позы мы переместились в сидячюю, где-то на грани моих ощущений от грубых, резких движений проскальзывали искорки удовольствия. Двигаться так, чтобы чувствовать, у меня едва получалось.
У Сергея была бритая голова, отлично сложенное тело. В отличии от меня, он четко знал, как доставить себе и партнеру удовольствие, потому ничуть не стеснялся в действиях. У меня мысль "лапать" его только промелькнула.