Pensieve

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: зарисовка (список заголовков)
00:59 

Чашечка кофе – поднять настроение. Пол-шоколадки – заесть невезение. Этот проверенный вкус горько-сладкий словно мне шепчет: «Все будет в порядке».
Роберт открывает глаза в темноте, его сознание затуманено доли секунд, пока перед глазами стоит обрывок сна-производное реальности. Он устал, мышци гудят от дневных перегрузок в положении лежа. В складках зимнего одеяла путается зарядка от телефона, Роберт заторможенно шарит рукой в поисках гаджета, чтобы посмотреть время. За окном темно, и рассвет наступит не скоро, но привычка неотвратимо зудит в мозгу. Господи, ему даже ссать не хочется. Жажда, дерущая горло, определяет программу действий до следующей попытки уснуть. Почти неодетый, Роберт бредет на кухню, и к черту свет, тапочки. К ногам прилипает мелкий мусор; мужчина словно вор крадется по собственному дому, томительно долго открывает дверь из гостинной в кухню и придерживает язычок пальцем, чтоб не дай Бог где-нибудь не скрипнуло, не хлопнуло. И едва не падает, зацепившись за стул, который жутко в скрипит по кафелю; Роберта переполняет желанием матюкунться и пнуть мебель нарочно, пока он восстанвливает равновесие и прислушивается к сонной тишине.
- Да чтоб тебя... Кто тебя сюда вообще поставил, - бормочет себе мужчина под нос, пока осторожно перемещает стул так, чтобы тот не мешал свободно передвигаться. И свет включить приходиться, не верхний, от которого глаза слепит пару минут, а лампочки на вытяжке над плитой. А потом из неудобног графина вода проливается на стол, Роберт вливает в себя один теплый стакан, заглядывает в холодильник достать холодный, утоляющий жажду Спрайт.
Стеклянная бутылка оглушительно разбивается об пол, и так грязный, звук разлетающихся осколков бьет по конспирации хозяина дома значительнее.
Роберт даже зависает от неожиданности, его, как неудачливого воришку накрывает сиюминтным ужасом; на втором этаже спит любовник, у него рабочий день начнется через 6 часов, а отбой был вот только-только. Кукольный домик с бумажными стенами, в подвале слышно шум воды в ванной.
Решив, что терять ему нечего, Роберт включает кофемашинку. Она жужжит еще более противно, чем бьется стекло; мужчине всегда слышно, когда его нечастый/редкий гость начинает свой дневной цикл.

@темы: зарисовка, рассказ Кофе

00:14 

Чашечка кофе – поднять настроение. Пол-шоколадки – заесть невезение. Этот проверенный вкус горько-сладкий словно мне шепчет: «Все будет в порядке».
О мистере Ивсе и Марте я позабыла напрочь. Решила полистатьт свои рассказы, наткнулась на "Кофе". Спустя 2,5 года с рождения зарисовки я стала заядлым кофеманом, без кофеина мне плохо и жизнь бесцветна, ломка. А зарисовка осталась. И во мне зудит необходимость наделить задумку смыслом. В героях нет никакой ценности, в том формате, который предполагался изнчально, я не разбираюсь совершенно, значит, и развивать его смысла нет. Темная кухня, упоительный аромат кофе и почти голые мужики меня устраивают больше, чем просто. Но толку от них, если у рассказа нет цели? Что я хочу выразить через них? Уют, влюбленность, разочарование, тоску, безнадежность, умиротворение? Возможно, мое меняющиющееся отношение к семье тут посодействует. Берт великовозрастный школьник, он простолюдин и селюк по старым меркам. Простоват, если кратко, в понятных многим вещам наивен как деревенский дурак. Эйди штырит от этого, он в первую очередь любит именно способность Берта находить в людях хорошее. Эйди никогда никому не захочет обьяснить причину своего восхищения. Эйди мало спит, занимается спортом на ночь, от него несет потом поздно вечером, и в душ перед сном он не ходит. Спит по 5-6 часов, и взгляд у него по утрам трезвый, буд-то и не спал вовсе. В противовес его вырубает на сутки, он становится ванильным, как котенок в корзинке, и сонным, трогательным, добрым. У него от кофе в крови гуляет вдохновение, а не морозная трезвость. Тогда приходит черед Берта восхищаться. Стоп. На данном этапе придумывания историй для персонажей мне хочется тасонуть имена. Берту больше подходит бухать кофе и капать ядом на нежный фиялочки. Пускай он негодует верой новых знакомых в Бога, и размякает, когда выспится. Да, у Берта волосы длинее общепринятого, до плечей, и вьются. Пускай отсохнет язык у того, кто назвет свирепого Роберта милым. Эйди более легкий. Замкнутый, мечтательный, упрямый. Господи, как я впихну все свои предпочтения в один рассказ. Сцена на кухне, утренняя нега и что-нибудь на закуску, недоброе. Чтобы ни одна сказка не заканчивалась "счастливо".
Эйди пытается сделать заказ в Макдаке.
- Свободная касса! Подходите.
- Здравствуйте, мне, пожалуйста... - Эйди поднимает глаза на постеры с меню и зависает. - Господи, щас, вспомню, как называется. Подождите.
- Возможно, латте?
- Нет, нет. Мороженное. - Эйди судорожно ищет изображение мороженного, он четко помнит, что нужно двойная порция шоколадного тоника. На языке вертится название, в самом деле, он каждый раз покупает себе порцию, когда попадет в город. А голове полный вакуум, там остались утконосы с 3-камерным сердцем и терзания относительно классификации адреналина. Ему остаются только жесты и мимика. - Простите, ради бога. Слово из головы вылетело.
- Макфлури? Есть с карамельным, клубничным или шоколадным топингом. - На заминку у кассы обращают внимание стоящие у соседних касс работники, одна девушка улыбается, глядя на Эйди. А он всем своим видом выражает наивное веселье над своим неловким поведением, мол извините, у меня экзамен был, что с меня взять.
- Точно, - Эйди словно сквозь толщу воды наблюдает за реальностью, ему так трудно формулировать свои мысли в слова. Руки трясутся, он пытается достать из верхнего кармана деньги, и некоторые вещи падают на пол, вместе с деньгами в руке оказываются стельки от кед. - Да, как хорошо, что вы подсказали. Да, с двойным топингом. Шоколад, пожалуйста. Двойной.
Та же девушка, что улыбалась говорит Эйди: - Если завалишь экзамен, приходи работать в Макдональс.
Мир перед глзами Эйди вертится быстрее, чем его рецепторы успевают воспринять, а мозг обработать. Ему вручают стаканчик с мороженным, сдачу, чек и салфетки, и он спешно ищет уединное место. Пальцы продолжают дрожать, изнтури то затихают, то накатывают волны ужаса, одна из них накрывает от предположения, что ошибок может быть больше, чем одна.
Когда Эйди возвращается обратно в школу, его сознание перестает раскачивать как лодку в шторм.
Берт осознает ценность Эйди на темной кухне, залипнув на сгустке теней в дверном проеме. Его накроет осознанием уюта, собственного везения и понимаем, что ценность имеет даже воздух в этой кухне здесь и сегодня, завтра, каждый день, когда Эйди будет возращаться в его жилище/место обитания/дом. Берту откажет заточеный на колкости язык, потеряет вкус кофе, а аромат потечет через ноздри в мозг и по позвоночнику дрожью. Нет, вряд-ли он возбудится в единый миг, но его внутренности оцарапает смесью вдохновения и восхищения. Вот он смаковал разочарование, и в единый миг готов зашипеть как Смауг "моя прелес-сть". Он почувствует себя счастливым от греха.
Неужели эти слова принадлежат мне...

Отправлено из приложения Diary.ru для Android

@темы: рассказ Кофе, кусочек, зарисовка, ЗНО, anticitizen.diary.ru, Android-клиент

главная